К вопросу о разграничении предметов почерковедческой и технической экспертизы документов при установлении фактов имитации почерковых объектов

, , , , , , , , , , ,

Шлыков Д.А.,

научно-практический журнал «Энциклопедия Судебной Экспертизы»

главный редактор;

АНО «Исследовательский центр “Эксперт-Защита”», эксперт,

Соколов А.Ф.

к.ю.н., доцент, Ярославский государственный университет им. П. Г. Демидова,

заведующий кафедрой уголовного процесса и криминалистики;

ООО «Межрегиональный институт судебных экспертиз и исследований»,

директор;

научно-практический журнал «Энциклопедия Судебной Экспертизы» заместитель главного редактора,

Плинатус А.А.

 

К ВОПРОСУ О РАЗГРАНИЧЕНИИ ПРЕДМЕТОВ ПОЧЕРКОВЕДЧЕСКОЙ И ТЕХНИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ ДОКУМЕНТОВ ПРИ УСТАНОВЛЕНИИ ФАКТОВ ИМИТАЦИИ ПОЧЕРКОВЫХ ОБЪЕКТОВ

Воспроизведение почерковых объектов с целью их имитации в зависимости от применяемого способа традиционно принято разделять на две группы:

— воспроизведение путём подражания, или именуемое ещё «графической подделкой простым срисовыванием»[1];

— воспроизведение с использованием технических средств или приёмов, к числу которых относят: копирование на просвет, обводка по карандашным штрихам и т.д.[2].

Авторами учебника[3] указывается, что при «графической подделке» возможно отображение признаков почерка исполнителя подделываемой подписи, что в отдельных случаях позволяет его идентифицировать, а в случае «технической подделки» имеют место «различные варианты механического копирования (а не почеркового подражания)». Вероятнее всего, именно такой подход и лежал в основе отнесения установления фактов выполнения подписей и записей путём подражания исключительно к предмету почерковедческой экспертизы, а решения вопросов установления факта воспроизведения почерковых объектов с применением технических средств и приёмов к предмету технической экспертизы документов.

Подобное разделение предметов почерковедческой и технической экспертизы документов на практике не может быть признано в полной мере обоснованным.

Почерковедческая и техническая экспертиза объединены общим для них носителем объектов исследования – документом. При этом, непосредственным объектом при экспертизе документов может выступать как сам документ целиком, так и отдельные его реквизиты. Непосредственным же объектом почерковедческой экспертизы является почерк человека, материализованный в виде рукописи (текста, записи, подписи).

Техническая экспертиза документов решает, прежде всего, вопросы установления способа выполнения реквизитов документов, связанные с определением механизма образования штрихов. Что касается возможности установления фактов воспроизведения почерковых объектов при помощи технических средств и приёмов в рамках только технической экспертизы документов, то, как справедливо отмечается в пособии[4], «не может быть чисто технического исследования подписи. Оно всегда связано с исследованием признаков почерка». Исключением будет являться ситуация, когда почерковые объекты воспроизведены при помощи копировально-множительной техники, при помощи клише печати или посредством влажного копирования, то есть когда штрихи заведомо выполнены не пишущим прибором, и это возможно достоверно установить.

Как не может быть чисто «технического исследования подписи», так недопустимо и проведение чисто почерковедческого исследования, когда при решении вопроса об исполнителе спорной подписи используются только признаки почерка. Методикой почерковедческой экспертизы в качестве обязательной стадии любого идентификационного исследования предусмотрено установление способа выполнения почеркового объекта и исключение фактов его воспроизведения при помощи технических средств и приёмов: «…Установлению непосредственного исполнителя текста или подписи предшествует решение задачи о способе предварительной подготовки или способе технической подделки.»[5]. Решение вопроса о наличии/отсутствии фактов применения технических средств и приёмов, не связанных с использованием копировально-множительной техники и клише печатей, возможно только в рамках комплексного исследования с использованием специальных знаний в области судебного почерковедения и судебного документоведения. Объясняется это тем, что большая часть признаков, описанных для различных технических приёмов воспроизведения, может проявляться в рукописях, выполненных в непривычной для исполнителя обстановке, может быть обусловлена особенностями письменно-двигательного навыка исполнителя, особенностями конкретного вида или экземпляра пишущего прибора, то есть не связана с применением технических приёмов. В методической литературе приводятся описания случаев использования так называемого комбинированного способа фальсификации, «когда подпись выполняется с подражанием после предварительной тренировки с использованием технического приема «копирование на просвет»…«Этот способ получил широкое распространение, потому что в результате его применения подпись по рисунку и общим признакам практически совпадает с образцами подписи лица, чья подпись фальсифицируется; при этом выраженных признаков замедленности движений (за исключением отдельных неоправданных остановок) не содержится»[6]. Также нельзя исключать и факт имитации воспроизведения почерковых объектов, когда исполнитель подписи умышленно выполняет свою подпись с использованием одного из технических приёмов, будь то копирование на просвет, обводка по карандашным штрихам и пр. На данный счёт в методических пособиях говорится, что «вопрос о возможной перекопировке подписи самим лицом, от имени которого она выполнена, остается нерешенным»[7]. Использование плоттеров и подобных им программно-аппаратных средств позволяет получать имитации подписей и рукописных записей, в которых с большой степенью сходства воспроизводятся общие и частные признаки почерка, а также такие признаки, использовавшиеся ранее для обоснования факта рукописности почеркового объекта, как: дифференциация форм начала и окончания штрихов, дифференциация нажима, нитевидные соединения элементов, различная ширина штрихов, выполненных отводяще-приводящими движениями, сброс красящего материала в местах смены движений и пр.[8]. Не проводя сравнительное исследование спорного почеркового объекта с образцами, не анализируя особенности выполнения подписей и записей в образцах, не сопоставляя особенности морфологии штрихов в записях конкретного исполнителя в зависимости от типа пишущего прибора и условий выполнения рукописей, эксперт фактически лишён возможности достоверной оценки выявленных им признаков. Сделать это, имея специальные познания только лишь в области экспертизы документов или в области почерковедческой экспертизы, невозможно. Таким образом, почерковедческая идентификационная экспертиза всегда носит комплексный характер, подразумевающий необходимость использования для решения поставленного вопроса специальных знаний как в области судебного почерковедения, так и судебного документоведения. При этом, принципиальным является наличие комплекса специальных знаний именно у одного специалиста, что позволяет ему прослеживать зависимость между особенностями письменно-двигательного навыка проверяемого лица, типом пишущего прибора и характером распределения красящего материала в штрихах почерковых объектов, и не допустить экспертную ошибку. Специалист должен видеть и понимать взаимосвязь между способом выполнения штриха и отражением в нём как почерковой, так и технической информации.

К сожалению, на практике в ходе проведения почерковедческих экспертиз встречаются случаи, когда исследования проводятся специалистами, имеющими специальную подготовку только лишь в области анализа почерка и подписей, что приводит к даче ошибочных выводов. Так, авторы статьи сталкивались с ситуациями, когда в ходе проведения почерковедческих экспертиз давались категорические положительные выводы о выполнении подписей проверяемым лицом в отношении подписей, выполненных с применением технического приёма «копирование на просвет», в отношении оттисков клише печати, в отношении изображений, воспроизведённых при помощи копировально-множительной техники. Оправдывая допущенные ошибки, эксперты в суде нередко заявляют, что вопросы установления факта использования технических средств и приёмов не относятся к предмету почерковедческой экспертизы, судом отдельно данные вопросы на разрешение экспертизы не выносились, в связи с чем, в ходе проведённых исследований не решались.

Решение озвученной проблемы возможно путем уточнения предметов почерковедческой и технической экспертизы документов, разграничения решаемых ими задач и формирования комплексного подхода к исследованию подписного почерка с использованием методов и почерковедческой, и технической экспертизы документов.

Таким образом, к предмету технической экспертизы документов следует относить решение вопросов, связанных с установлением способа нанесения штрихов почерковых объектов с точки зрения механизма их образования, а именно: пишущим прибором, клише печати, с использованием копировально-множительной техники, с применением метода влажного копирования и пр. Другими словами, на разрешение технической экспертизы документов могут быть поставлены вопросы определения способа выполнения почеркового объекта, когда имеются объективные основания полагать, что спорные записи или подпись воспроизведены с помощью копировально-множительной техники, когда необходимо определить тип и вид пишущего прибора, а также установить факт воспроизведения почеркового объекта при помощи печати (факсимиле) или путем влажного копирования.

Решение же вопросов о выполнении почерковых объектов с применением технических приёмов, с использованием программно-аппаратных средств воспроизведения почерковых объектов должно осуществляться в рамках решения идентификационной задачи почерковедческой экспертизы при комплексном анализе отобразившихся идентификационных и диагностических признаков почерка, а также диагностических признаков, выявленных в ходе применения методов технической экспертизы документов. Решение данного вопроса возможно только экспертом, имеющим специальные познания в области почерковедческой и технической экспертизы документов.

Примечание: статья опубликована в сборнике «Теория и практика судебной экспертизы в современных условиях: материалы VIII Международной научно-практической конференции. – Москва: РГ-Пресс, 2021. – 384 с.».

[1] Технико-криминалистическая экспертиза документов. Учебник для вузов МВД СССР. / Отв. ред. Р. С. Белкин, А. Н. Самончик. – Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1978, С. 85.

[2] Судебно-техническая экспертиза документов: Учебно-методическое пособие. – М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1973. – Вып. 5; Технико-криминалистическая экспертиза документов: Учебник для вузов МВД СССР. / Отв. ред. Р. С. Белкин, А. Н. Самончик. – Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1978; Основные задачи технико-криминалистической экспертизы документов. Организация экспертных исследований. / Под ред. В. А. Снеткова: Учебное пособие. – М.: ВНИИ МВД СССР, 1987; Технико-криминалистическая экспертиза документов: Учебник. / Под ред. А. А. Проткина. – М.: Юрлит-информ, 2015.

[3] Технико-криминалистическая экспертиза документов: Учебник для вузов МВД СССР. Отв. ред. Р. С. Белкин, А. Н. Самончик. – Волгоград: Высшая следственная школа МВД СССР, 1978, С. 85.

[4] Судебно-техническая экспертиза документов: Учебно-методическое пособие. – М.: ВНИИСЭ МЮ СССР, 1973. – Вып. 5. С. 89.

[5] Криминалистическая экспертиза: Криминалистическое исследование документов. – М.: Высшая школа МООП СССР, 1966. – Вып. IV. – Раздел 5. С. 65–66; Судебно-почерковедческая экспертиза: общая часть: теоретические и методические основы. / Под ред. В. Ф. Орловой. (ГУ РФЦСЭ при Минюсте России). – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Наука, 2006. С. 343; Рубцова И. И., Коршиков А. П., Бондаренко П. В., Сысоева Л. А. Идентификационное исследование подписи. // Типовые экспертные методики исследования вещественных доказательств: Ч. 1 / Под ред. Ю. М. Дильдина. Общ. ред. В. В. Мартынова. – М.: ИНТЕРКРИМ ПРЕСС, 2010. С. 303.

[6] Пахомов А. В., Сысоева Л. А. Судебно-экспертное исследование современной подписи: Пособие. – М.: ЭКЦ МВД России, 2007. С. 29.

[7] Судебно-почерковедческая экспертиза: общая часть: теоретические и методические основы. / Под ред. В. Ф. Орловой. (ГУ РФЦСЭ при Минюсте России). – 2-е изд., перераб. и доп. – М.: Наука, 2006. С. 342.

[8] Шлыков Д. А. Установление фактов нерукописного воспроизведения почерковых объектов: современное состояние и перспективы развития. // Энциклопедия судебной экспертизы: Научно-практический журнал. – 2016. – № 4 (11). [Электронный ресурс; Регистрационный номер в Роскомнадзоре ЭЛ № ФС–77-51827] URL:http://www.proexpertizu.ru; Шлыков Д. А., Соколов А. Ф. Установление факта рукописного выполнения почерковых объектов как одна из актуальных проблем современного судебного почерковедения. // Аубакировские чтения: Материалы Международной научно-практической конференции (19 февраля 2017 г.). – Алматы: Алматинская академия МВД Республики Казахстан, 2017. С. 354–355; Шлыков Д. А., Соколов А. Ф. О возможностях установления факта воспроизведения почерковых объектов нерукописным способом с использованием плоттеров. // Армянский журнал судебной экспертизы и криминалистики. – 2019. – № 1. – Ереван: Национальное бюро экспертиз, 2019. С. 97–103; Шлыков Д. А. Технические и программно-аппаратные средства воспроизведения почерковых объектов с использованием пишущих приборов: история развития и современные разновидности. // Энциклопедия судебной экспертизы: Научно-практический журнал. – 2020. – № 3 (26). [Электронный ресурс; Регистрационный номер в Роскомнадзоре ЭЛ № ФС–77-51827] URL:http://www.proexpertizu.ru

Кол-во просмотров: 344

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *